«Не модный мальчишка» Андрей Губер. К 45-летию Южно-сахалинского народного театра

Я не модный мальчишка

Двадцатого века.

Неудавшийся ростом.

Невзрачный лицом.

Я в сраженьи.

Я бьюсь за диплом человека

Бьюсь с собою, как с самым заклятым врагом. (А. Губер)

«Не модный мальчишка»

Андрей Губер человек одаренный, подающий надежды. Он был королем поэзии еще на втором курсе.

— так, предваряя большую подборку стихов Губера в многотиражной газете Московского государственного института культуры, писал руководитель студенческого литературного объединения.

Строг к себе и скромен был необычайно. Чурался всякой шумихи и суеты вокруг своего имени, что для такой яркой творческой личности, бывшей всегда на виду, было непросто.

— в свою очередь писал в предисловии к сборнику стихов Губера сахалинский поэт и прозаик Николай Тарасов. Сборник вышел в 1995 на следующий год после трагической гибели Андрея Давыдовича.

Губер обладал разносторонним талантом. Кроме стихов он писал газетные статьи, был одним из тех, кто в 70−80-ые годы определял государственную политику в сфере культуры в области. Но, наверное, главным его детищем стал народный театр, который он создал в 1973 году. Этот коллектив и сейчас с гордостью носит имя своего основателя.

Южно-Сахалинскому народному театру им. Андрея Губера этой осенью исполнилось 45 лет со дня основания. С 1973 по 1994 до самой своей трагической гибели Андрей Давыдович был его бессменным руководителем. Заслуженный работник культуры РСФСР, лауреат премии Сахалинского комсомола он вывел самодеятельный театр на высокий уровень, сделал на долгие годы Дом культуры железнодорожников Южно-Сахалинска, где располагается до сих пор, центром притяжения для творческих людей и зрителей.

Труппа со своими спектаклями объездила всю Сахалинскую область, побывала в Якутии, Хабаровском и Приморском краях, принимала участие в областных, краевых и республиканских фестивалях, становилась лауреатом союзных, всероссийских и дальневосточных смотров самодеятельного творчества.

Сахалинский журналист Валерий Карнаухов долгие годы дружил с Андреем Давыдовичем.

Далее его монолог:

«МХАТ в Заполярье»

— Я познакомился с Андреем Губером в самодеятельном театре города Макарова в 1968 году, когда поехал на премьеру его спектакля по заданию газеты. В тот вечер в районном Доме культуры царило приподнятое настроение, в зале не было свободных мест. Андрей Давыдович как виновник торжества, находился в центре внимания всех собравшихся и, конечно, в фокусе моей фотокамеры.

Он был харизматичным человеком очень высокой культуры. Одновременно мягким, интеллигентным и в то же время требовательным руководителем театра, как, видимо, и полагается немцу по национальности. Андрей Губер к каждому актёру находил индивидуальный подход…

Его личность, воодушевление зала от увиденного спектакля, невольно заставила меня проникнуться этим зрелищем, хотя до этого момента я был довольно равнодушен к театральному искусству. Интересно заметить, что там я познакомился со своей будущей супругой, которая играла в этом театре. Так город Макаров подарил мне друга и жену.

В г. Макаров Андрей Давыдович приехал по распределению после окончания института культуры в Москве, где учился на отделении «Режиссёр народного театра». Со временем перебрался в Южно-Сахалинск, где начал создавать народный театр в Доме культуры железнодорожников. Директор Дома культуры Валерий Савченко пригласил меня сделать фотографии спектакля сначала на генеральной репетиции, а потом на премьере. С тех пор завязалась наша дружба с театром Андрея Губера.

Помню забавный случай. Однажды я ему пообещал, что приду на съёмку репетиции в ДК вечером следующего дня… в 19 часов три минуты! Андрей добродушно рассмеялся, потому что уже знал, что работа у фотокорреспондентов довольно заполошная, — порой требовалось успевать «и туда, и сюда». Тем не менее, явился я точно в названное время. Губер встречает меня, одновременно глядя на часы: «19−03!?». И говорит, неподдельно удивляясь: «Валера, да ты… Немец!».

А разгадка моей «немецкой пунктуальности», так восхитившей Андрея, была довольно банальной. В тот вечер мне предстояло провожать жену к родственникам в её родной Макаров. Поезд уходил в 19−00, ходу до Дома культуры от силы три минуты… Рассказываю это Андрею, смеёмся оба…

Я начинал писать заметки о народном театре сначала в «Молодую гвардию», а затем в «Советский Сахалин». Надо сказать, что у каждой из этих газет был невероятный по нынешним временам тираж от 100 до 150 тыс. экземпляров. Сегодня тиражи печатных изданий сильно упали. Активность СМИ перемещается в интернет. «Молодая гвардия» вообще исчезла…

Благодаря большим тиражам газет, где печатались материалы и анонсы спектаклей, народ валом шел в Доме культуры железнодорожников, чтобы не пропустить премьеры. Звездами театра были: еще школьница Галина Карабцова, Евгений Бельжицкий, врач Владимир Воронин… В коллективе были представители разных профессий: учителя, медики, милиционеры.

В 70-ых годах ставились пьесы Вампилова, Розова, Чехова, Горького…

На спектакль памяти Высоцкого я напечатал, наверное, пару десятков его больших фотографий размером до полутора метров (для оформления зала и сцены), которые переснял с плакатов и различных изображений Владимира Семёновича. У меня была самая большая на Сахалине подобная коллекция. В то время не было технологий компьютерной обработки, но у меня получалось добиваться так, что следов пересъемки не было заметно, снимки выглядели, как оригиналы. Благодаря крупноформатным снимкам «эффект присутствия» того времени был максимальным: Владимир Высоцкий на сцене представал живым!

…У Андрея Давыдовича была великолепная дикция. Помню, как он замечательно читал стихи Пушкина. Хотел к театру привлечь и меня, приглашал на репетиции поработать над речью. Но я отказался: приобретёте, дескать, актёра, потеряете фотографа…

Зато побывал с его театром в гастрольной поездке по Сахалину. Железная дорога выделяла специальный вагон для этой цели. Самодеятельные артисты давали спектакли на станциях, и это вызывало большой интерес местных жителей. Их встречали, как «МХАТ в Заполярье».

…Он умел создавать в коллективе хорошую атмосферу дружбы, взаимопомощи, что проявлялось не только в театральной деятельности, но и в будничной жизни. Например, обычной практикой было, когда участники театра помогали друг другу в переездах на новые квартиры. Сейчас уже сложно представить, что в советское время бесплатно давали жилье. А ведь было и это, и многое другое. Сейчас остается лишь память об Андрее Губере, и эти воспоминания — одно из самых светлых впечатлений минувшего времени.

Андрей за свою короткую жизнь успел сделать столько сколько не под силу и за три жизни.

— рассказывают люди, знавшие его лично. По воспоминаниям их всегда восхищали и удивляли человеческие качества Андрея Давыдовича: жизнелюбие, совестливость, готовность всегда прийти на помощь и это притом, что этот человек всегда жил на пределе сил. Он никогда не жаловался на занятость, больное сердце, другие проблемы и вырастил молодое поколение, которому передал лучшие качества своей души.

****

Автор этого материала еще студентом брал интервью у Андрея Давыдовича. За давностью лет стерлись подробности, но я помню, как он увлеченно рассуждал на тему театра.

По его мнению, театр приходит в жизнь каждого человека и остается в нем до конца. А начинался он еще в первобытнообщинное время, когда человек после удачной охоты совершал ритуальный танец вокруг поверженного животного. В этом действе было не только физическое утоление голода, но и некая духовная составляющая, радость победы над диким зверем.

Человеческие эмоции проявляются в жизни с помощью театральных приемов. Разве свадьба и день рожденья это не мини спектакль, задавался вопросом Губер и отвечал на него утвердительно. Артист же делится своими и чувствами со сцены.

Приятно сознавать, что любительскому театру есть, что показать зрителю.

— писал в своей статье в «Советском Сахалине» Андрей Губер, имя и дух которого продолжают жить в этом коллективе.

Автор текста: Даниил Панкстьянов

ИА «Citysakh.ru»



ГосУслуги